ОБЩЕСТВЕННОЕ МИНИСТЕРСТВО

ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

НСОПБ

Технический комитет по стандартизации "Производственные услуги" - ТК 001

Главная страница Пресс-служба (новости) Развитие диалога власти и общества обсудили на ПМЭФ-2017

06.06.2017

Развитие диалога власти и общества обсудили на ПМЭФ-2017

06.06.2017

В России созданы все необходимые инструменты для развития диалога власти и общества и участия граждан в принятии государственных решений. Это основное достижение Открытого правительства за 5 лет работы. Теперь чиновникам и гражданам необходимо научиться использовать эти инструменты в полном объёме, чтобы получать от них реальный эффект. Такого мнения придерживаются большинство участников дискуссии «Государство и общество: новые подходы к открытому диалогу», которая была организована 2 июня Открытым правительством в рамках Петербургского международного экономического форума.

Вопрос открытости власти — это всегда двустороннее движение, готовность власти быть открытой, готовность общества работать с открытой властью, требовать открытости власти и помогать ей стать лучше. 5 лет работы Открытого правительства — это небольшой срок, я думаю, мы находимся только в начале пути, реализуя те основные инструменты и механизм открытости, которые, самое главное, должны быть полезны для самых разных аудиторий. Когда мы говорим "открытость власти", "Открытое правительство", иногда это представляется чем-то абстрактным. На самом деле вопрос открытого госуправления — это вопрос абсолютно практичный, прагматичный, его конечная цель для каждой целевой аудитории — улучшить условия, сделать жизнь граждан лучше, повысить качество жизни для бизнеса, для гражданских инициатив и общественных организаций», — подчеркнул Михаил Абызов.

За последние 5 лет, по словам министра, был выстроен совсем другой режим взаимодействия федеральной власти и бизнеса. Если раньше бизнесмену попасть на совещание в правительство для того, чтобы донести свою точку зрения, было невозможно — это был удел очень близких и дружественных к органам власти структур, то сегодня сложно представить, каким образом возможно принятие правительством решений без серьёзных, глубоких системных консультаций с бизнесом. Подобный диалог неоднократно позволял корректировать принимаемые властью решения. Ещё одним достижением стал запуск портала regulation.gov.ru, на котором открыто публикуются все разрабатываемые нормативно-правовые акты. Что касается государственных расходов, то за последние 5 лет была централизована система госзакупок, в электронном формате публикуются планы закупочной деятельности. Отдельное направление — работа с общественными и гражданскими активистами. Для этого перезапускаются общественные советы при министерствах и ведомствах, работает портал «Российская общественная инициатива».

Однако, по мнению некоторых участников дискуссии, в частности главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова, речь идёт лишь об имитации общественной деятельности и общественного диалога. На самом же деле у граждан по-прежнему нет возможности влиять на государственные решения. А такие площадки для дискуссий, как Общественная палата и формируемые с её участием общественные советы, далеки от независимости.

Далеко не все общественные советы работают неэффективно. Так, примерно треть предложений общественного совета при Минтруде учитывается министерством, подчеркнула председатель совета Елена Тополева-Солдунова.

Наверное, есть за что критиковать и Общественную палату, и общественные советы, но я категорически не согласна с тем, что ничего не работает. На примере общественного совета при Минтруде могу сказать, что мы действительно обсуждаем и спорим по всем существенным и важным нормативным актам, которые инициирует министерство. И с Открытым правительством вместе мы добивались того, что решения на государственном уровне принимались с учётом мнения общественности. Это и Концепция ранней помощи, и Стратегия в интересах людей пожилого возраста. Самым нелепым и глупым было бы прекратить эту работу, потому что органы власти только начали привыкать к тому, что работают не только для себя и своих коллег в правительстве, но и на общественность, на свои референтные группы», —сказала Елена Тополева-Солдунова.

Лучшие практики, по её словам, должны стать чем-то обычным и рутинным, и тогда система в целом изменится.

Минобороны и МЧС не принимают ни одного общественно значимого решения без консультации со своими общественными советами, подчеркнул, в свою очередь, председатель обоих советов, глава Союза журналистов Москвы Павел Гусев. В то же время Общественная палата, по его мнению, превратилась в политическую организацию, что сказывается на качестве работы многих общественных советов. Он также отметил успехи Открытого правительства в части работы с журналистами.

Мне очень нравится, что делает Открытое правительство в работе с журналистами. Стало работать намного легче, и Открытое правительство даёт очень много информации. Это действительно помогает. Экспертный совет при Правительстве, в который я вхожу, это потрясающая структура», — отметил он.

Использование механизмов открытости, действительно, пока не стало рутиной ни для чиновников, ни для граждан, согласилась директор Центра ГРАНИ Светлана Маковецкая. Открытое правительство, по её мнению, — это шлюз между государственными практиками и общественным творчеством, площадка, которой можно пользоваться, а можно не пользоваться.

В этом смысле пакет пользователя предложен. Вопрос заключается в том, освоено это всё или нет. С одной стороны, это не освоено органами власти, потому что формы обратной связи, открытости и прозрачности не рутинизированы. У нас нет статуса этого взаимодействия, государственной универсальной функции. И это серьёзный барьер. С другой стороны, нам нужно критически оценить дефицит гражданской грамотности. Гражданин должен понять, как на его жизнь влияет градостроительный план, как влияет бюджет, за что отвечает мэр, а за что президент. Именно в эту сторону должна быть достроена система образования», — считает общественница.

Государство никогда в нашей стране ни при каких режимах открытым не было, это для нас абсолютное новшество, заметил, в свою очередь, председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев. Рассчитывать на то, что за 5 лет государство станет полностью открытым, невозможно, считает он. Самое главное достижение Открытого правительства — сам факт создания всех необходимых для этого инструментов, хоть и не все они пока являются эффективными.

Член правления благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Анна Федермессер, в свою очередь, отметила позитивный опыт взаимодействия с Открытым правительством и лично министром Михаилом Абызовым по подготовке национального проекта по развитию паллиативной медицины. Это, по её словам, единственная структура, которая по собственной инициативе предложила помощь и обеспечила содержательные дискуссии с участием всех профильных министров.

Моя задача в этой работе — не только довести предложения общественных организаций до конкретного результата. Моя задача — коллег из Минздрава обучить этой работе на постоянной основе. Открытое правительство — это открытый Минздрав, и если они выстроят эти шлюзы взаимодействия со своими группами интересов таким образом, что любой сигнал о неэффективном законе, неэффективном правоприменении будет чиновником в Минздраве конвертироваться в программу действий и в изменения, — вот тогда это будет работающее Открытое правительство. Мне важно сформировать у чиновника вкус к совместной победе с гражданским обществом, вкус того, что они вместе сделали решение лучше. Это работа по изменению ментальности и культуры государственного чиновника. За 5 лет это нельзя сделать полностью, но мы двигаемся в этом направлении, и есть хорошие примеры», — прокомментировал Михаил Абызов.

А министр юстиции Александр Коновалов рассказал о взаимодействии с Открытым правительством по повышению прозрачности и понятности контрольно-надзорной деятельности. Это предусматривает приоритетная программа по реформированию госконтроля, которую в правительстве курирует Михаил Абызов.

Именно в сфере правоприменения диалог реализуется в практических терминах. Закон является мерилом баланса общественных и частных интересов. В этой связи особое значение имеет доступность нормативного регулирования с точки зрения содержания», — считает глава Минюста.

Результаты той работы, которая за 5 лет была проделана Открытым правительством, не должны пропасть, подчеркнул руководитель ВЦИОМ Валерий Фёдоров. ВЦИОМ и Открытое правительство совместно готовят ежегодный рейтинг открытости федеральных министерств и ведомств.

Хотелось бы, чтобы та работа, которая за 5 лет была проделана Открытым правительством, не была забыта. Это действительно эффективная работа. Мы с Открытым правительством 4 года ведём очень детальный, предметный мониторинг механизмов открытости. Михаил Анатольевич заставил каждое из ведомств определить свои целевые аудитории, заставил с каждой из них работать. У нас потрясающие результаты: Министерство обороны, которое, казалось бы, должно быть тотально закрытым, возглавило рейтинг открытости. Даже такое ведомство, как Россельхознадзор, за последний год сделало рывок в механизмах открытости. Важно, что это не самоотчёт ведомств, а результаты опроса целевых аудиторий», —сказал Валерий Фёдоров.

Движение к открытому госуправлению необходимо продолжать, меняя культуру управления и ментальность чиновников, сказал Михаил Абызов, подводя итоги дискуссии. Важно, чтобы чиновники, государственные люди были к этому неравнодушны и терпимы. Гражданское общество при этом должно требовать от власти постоянного качества принимаемых решений. В противном случае речь идёт о симуляции гражданского общества, в котором люди занимают место, а не позицию.

Задать вопрос